Как журналистка «Медузы» описывала «ужасные последствия вакцинации Спутником»

0
33

Как журналистка «Медузы» описывала «ужасные последствия вакцинации Спутником»

В РоссииКак журналистка «Медузы» описывала «ужасные последствия вакцинации Спутником»
Добромир06.01.20210

Журналистка «Медузы» Светлана Рейтер приняла участие в испытании российской вакцины. Всю дорогу вела онлайн-дневник, слёзно описывая, как её либеральный организм тяжко колотит, колбасит и плющит от сомнительной путинской фармации. Спустя 3 месяца выяснилось, что ввели ей плацебо…

Но тут больше интересно то, с какой скоростью люди, участвующие в испытаниях вакцины разрушают исследование, выходят из исследования и идут на платную вакцинацию. А потом же будут говорить, что «…а Спутник то не прошел еще третью фазу испытаний!!!». Мы обсуждали с вами уже тему: Добровольцам, испытывающим «Спутник V», не будут больше вводить плацебо. Это провал?

Ну, а что же дальше делала журналистка «Медузы»?

Первую прививку женщине сделали 21 сентября. Неприятные ощущения появились уже на следующий день. В дневнике Светлана писала:

«22 сентября. Кружится голова, слабость. Немного болит место укола.

24 сентября. Насморк, абсолютно простудное состояние, ломит мышцы. Опять начала болеть голова. Слабость. Вечером звонит врач, говорит, что побочные эффекты могут продолжаться несколько дней — если это вакцина: “Я по телефону слышу, у вас насморк и голос какой-то очень усталый”.

25 сентября. Я чувствую слабость, озноб, боль в мышцах. Встать с кровати невозможно. Болит голова. Может, это ковид? Мне звонит врач. Говорит, что такое, к сожалению, возможно».

Светлана даже сделала тест ПЦР, давший отрицательный результат.

«Ломит мышцы, ужасно болит шея».

Следующая порция мучений пришлась на долю журналистки после второй прививки, полученной, как и положено, через три недели — 12 октября. Их Светлана описала во второй части дневника. Перед второй инъекцией женщина рассказала о своих ощущениях врачу:

«— Доктор, вот вдруг вам интересно. Знаете, у меня до сих пор болит рука, в которую первый укол сделали, а уже три недели прошло.

— Допустимо.

— И вот знаете, слабость такая, то ли осень, то ли вакцина ваша.

— Допустимо».

Уже через несколько часов после второй прививки Светлана начала чувствовать себя плохо:

«16:36 Резко заложило нос, появилась ломота в мышцах и ощущение жара.

18:06 Начала болеть голова.

23:44 По-прежнему ломит мышцы, ужасно болит шея».

На следующий день у автора дневника продолжила болеть голова, заболело горло. Потом. правда, о неприятных ощущениях уже не говорилось.

«Слово “плацебо” звучало как приговор»

Выждав 42 дня после первой инъекции (срок формирования иммунитета при вакцинации), Светлана сдала анализ на антитела. Журналистка, не уточнила, какой именно анализ это был — ведь после вакцинации формируются специфические антитела, не определяемые обычным тестом.

Впрочем, по словам Светланы, она получила «устный комментарий знакомого, который хорошо разбирался в тестах. Слово “плацебо” звучало как приговор. Это было по-настоящему страшно».

В итоге корреспондент «Медузы» написала, что попала в очень неприятную ситуацию:

«К концу декабря ситуация выглядела так: фактически в Москве мог привиться каждый, кому уже исполнилось 18 лет. Не прививали только добровольных участников клинического исследования — в количестве 32 тысяч человек. Четверть из них получила плацебо — примерно 7,5 тысячи неудачников. Лузеров, которые хотели получить вакцину первыми, а получат — последними.

Покинуть группу плацебо не так-то просто — ты можешь выйти из клинического исследования, но клиническое исследование не выйдет из тебя. Через неделю после выхода из исследования я пришла на вакцинацию в ближайшую к дому поликлинику.

“Нет, даже не пытайтесь”, сказала мне врач. На ее компьютере была открыта первая страница ЕМИАС. Рядом с моей фамилией была надпись большими красными буквами — “Участник клинических исследований”.

— Я вышла из исследования, посмотрите, внутри должна быть отметка. Исследования нет по факту, все выходят. Мне сказали, можно выйти, привиться уже вместе со всеми.

— Нет, вы не вышли.

— Нет, я вышла.

— Надпись красненьким рядом с фамилией видите? Пока она есть, вы не вышли».

Выход — платная клиника

Тем не менее, привиться Светлане все же удалось:

«Когда добровольца из группы плацебо выгоняют из поликлиники, у него остается два варианта: ехать в Подмосковье в клиники, у которых нет доступа к системе ЕМИАС и никакие красные надписи никому не видны, или пойти в частную клинику, в которой тоже есть вакцина «Спутник V».

Я выбрала второй вариант, и он сработал на сто процентов. В регистратуре одной из частных клиник Москвы мне задали только один вопрос: есть ли у меня московская прописка и полис ОМС. Цена укола первой дозой — 1850 рублей».

Отдельно Светлана отметила, что, к ее удивлению, людей на платную вакцину оказалось даже больше, чем на бесплатную:

«Запись плотная, желающих очень много. “Может, просто не все доверяют бесплатной медицине”, — предположили в регистратуре.

Дальше — быстрый осмотр у терапевта, который задает стандартные вопросы: возраст, рост, вес, есть ли аллергия (нет), есть ли хронические болезни (тоже нет). Я жду вопроса об участии в клиническом исследования (да, черт бы его побрал), но его мне так и не задают.

Кроме меня, на прививку идет женщина лет семидесяти (говорит, не доверяет бесплатной медицине), мужчина слегка за сорок (о причинах выбора клиники не рассказывает), девушка двадцати лет (делает вид, что не услышала мой вопрос), и женщина среднего возраста (домохозяйка, по телевизору слышала, что пока только группам риска можно привиться бесплатно)».

Источник