Больше газа: в Европе начинают понимать, что Киев — лишнее звено

0
28

Больше газа: в Европе начинают понимать, что Киев — лишнее звено

В МиреБольше газа: в Европе начинают понимать, что Киев — лишнее звено Добромир29.09.20210

Украине внезапно открылась ошеломляющая и страшная истина. Оказывается, газопровод «Турецкий поток» представляет для экономики Незалежной еще большую угрозу, чем «Северный поток — 2». Об этом заявил бывший губернатор Луганской и Закарпатской областей генерал Геннадий Москаль.

Он обратил внимание, что газ по «Турецкому потоку» пойдет в Венгрию через Болгарию, Турцию и Сербию, что, по его мнению, представляет серьезную угрозу для Киева.

«Мы берем, согласно этим сказкам, реверсный газ из Словакии, хотя у Словакии нет никакой скважины, она не производит ни одного кубометра газа. Но мы покупаем там», — отметил он. «Я не знаю, откуда Словакия берет, я думаю, что вот-вот, и она тоже будет брать из «Северного потока — 2».

«Так у кого мы будем покупать?» — задался вопросом генерал.

Отличный вопрос, который почему-то многие украинцы, за исключением представителей оппозиции, все эти годы не задавали ни самим себе, ни власти. Все эти годы — это, как минимум, с 2015-го года, когда тогдашний президент Петр Порошенко торжественно заявлял о начале конца газовой зависимости Украины.

Еще более радужные перспективы рисовал тогдашний премьер Арсений Яценюк, заявивший, что через десять лет Украина превратится из импортера газа в экспортера, отметив, что этого удалось добиться за счет реверса газа из Европы, удаления посредников из цепочки поставок и диверсификации источников.

Реальность оказалась куда прозаичнее, и указанные факторы фактически привели к тому, что цена на газ на Украине оказалась выше, чем на европейских спотовых биржах.

Все дело в пресловутом реверсе. Генерал Москаль явно врет, когда говорит, что не знает, откуда Словакия, являющаяся одним из основных поставщиков газа на Украину, берет топливо. Это секрет Полишинеля — почти весь газ Братислава покупает у Газпрома: в прошлом году Словакия даже заняла десятое место в списке крупнейших покупателей российского концерна.

«Незнание» Москаля объясняется не тем, что он реально чего-то не знает или не понимает, а тем, что на Украине не принято говорить вслух, что, несмотря на все бравурные заявления о «преодолении зависимости» от России, газ, который Киев покупает у европейцев — «газпромовский». Отсюда и высокая цена — не могут же покупатели российского газа продавать его Украине дешевле, чем сами купили. О том, кто наживается на запредельных ценах на газ для украинцев, на Украине регулярно выходят расследования, но ведь не все же их читают и понимают, в чем на самом деле дело.

И вот еще важный момент. Сколько бы ни стоил реверсный газ, он есть лишь до тех пор, пока существует транзит. Если транзит прекратится, то и реверса не будет. На это и намекает Москаль, вопрошая, у кого будем покупать газ после того, как Словакия сама откажется от украинского транзита и начнет брать газ, идущий через «Северный поток — 2» или «Турецкий поток»?

Разумеется, надо понимать, что это страшилки, цель которых — добавить красок негативному образу России как «газового шантажиста». Отказа от украинского транзита не произойдет в обозримом будущем по двум причинам. Во-первых, сохранение транзита через Незалежную является требованием Запада к России. Конечно, всем европейцам было бы выгоднее получать газ в обход непредсказуемого транзитера, однако в Европе уверены, что должны «блюсти газовую безопасность» Украины (даже переплачивая в итоге за голубое топливо), потому что в противном случае на них ляжет бремя содержания замерзающей и не способной самой оплачивать газ (и не только) Украины. Иными словами, для европейцев это такой способ заставить Россию платить за Украину. Ну, и, если говорить в общем — о геополитике, многие на Западе всерьез считают, что наличие транзитной «трубы» является единственной гарантией того, что Россия не нападет на Украину.

Что касается США, то у них свой интерес — вытеснение России с европейского рынка путем, в идеале, запирания ее в украинском транзите, с помощью которого Москву можно шантажировать сколько угодно — — отсюда и война, объявленная Вашингтоном «Северному потоку — 2».

Стоит вспомнить, что сохранение украинского транзита стало одним из условий недавней сделки, заключенной между Европой и США, в обмен на которое американцы отказались продолжать борьбу против СП-2.

Впрочем, Газпром и сам едва ли сможет отказаться полностью от украинской «трубы». Напомню, что из СССР 95% экспортных газопроводов из РСФСР в Европу проходило по территории Украины («Уренгой — Помары — Ужгород», «Союз», «Прогресс»). Первый альтернативный газопровод («Ямал — Европа») появился лишь в 1999-м, а первый «Северный поток» — спустя еще 12 лет. Все эти годы украинское направление оставалось основным. Остается и сегодня и, очевидно, останется в обозримом будущем. Ведь этот маршрут изначально, еще в Союзе замышлялся как безальтернативный и способен прокачивать свыше 100 млрд кубометров.

Для сравнения: объем «трубы» Ямал — Европа —33 млрд кубов, «Северного потока — 55, а второй «поток» рассчитан на такую же мощность. Учитывая, что СП-2 еще не работает, а потребность Европы в газе из сезона в сезон резко подскакивает (это вынуждает Газпром уже сегодня закупать дополнительные мощности на Украине), украинская ГТС еще пригодится, отказываться от нее совсем — нельзя, пока не появятся СП-3 и СП-4, что пока находится за гранью научной фантастики.

Такой же фантастикой сегодня выглядит полное прекращение транзита через Незалежную, однако опасения Москаля не лишены оснований.

Поводом для выступления генерала стал контракт, заключенный на днях между Газпромом и Венгрией на поставку 4,5 миллиарда кубометров газа ежегодно в обход Украины. По тому самому «Турецкому потоку», который изначально (как и его предшественник — так и не реализованный «Южный поток) наравне с «Северным потоком — 2» (да и с первым «потоком» тоже) задумывался как способ снизить зависимость от украинской «трубы». Контракт заключен на 15 лет, и топливо будет поступать Будапешту через Сербию и Австрию.

На Украине на это известие отреагировали чересчур эмоционально — заявили, что разочарованы решением Венгрии, которое, дескать, принято «в угоду Кремлю и в ущерб национальным интересам Украины и украинско-венгерским отношениям».

Но Украина не была бы Украиной, если бы ограничилась высказыванием сожаления. Как заявил глава компании «Оператор газотранспортной системы Украины» Сергей Макогон, транзит газа в Венгрию через может быть перекрыт.

«Несмотря на контракт до 2024 года, предстоит значительное дальнейшее сокращение или полная остановка транзита в Венгрию через Украину», — написал Макогон в соцети.

Но, позвольте, а с какой стати? Разве Венгрия в чем-то нарушает обязательства перед Украиной? Да и какие вообще у нее обязательства? Тем более, что со стороны Будапешта речи о том, что они перестанут получать газ с украинского направления, даже не идет. Напомню, Россия и Венгрия заключили контракт для прокачки через «Турецкий поток» на 4,5 млрд кубометров, в то время, как только в прошлом году Газпром поставил Будапешту газа около 9 млрд куб. м. То есть, примерно те же 4,5 млрд кубометров венгры пока что продолжат брать на Украине, от транзитных услуг которой полностью отказываться никто не собирается.

Это вовсе не «кидалово» и не нож в спину, как это пытаются представить в Киеве. Просто экономия денег и стремление диверсифицировать поставки (кстати, именно необходимостью диверсификации, европейцы зачастую и объясняют необходимость сохранения украинского транзита).

Конечно. Киев может в отместку перекрыть венграм свою «трубу», но, во-первых, он потеряет деньги, во-вторых, нарвется на дополнительные штрафы за нарушение обязательств. Ведь согласно транзитному договору с Газпромом (продления которого они так добиваются), направление транзита определяет поставщик, т. е. все тот же Газпром, и транзитер не имеет права решать, что в эту страну газ пущу, а в ту — не пущу. Иначе — санкции и штрафы, и тут уже никакой стокгольмский арбитраж не поможет.

Дороговато может Киеву обойтись эта попытка поиграть в «гордость».

Вообще-то претензии Украины выглядят сами по себе нелепо. Это рынок, если мне не нравится цена, я нахожу другого поставщика и все. Суть претензий тут примерно такая же — как суть претензий к Газпрому, который строит обходные трубопроводы. Представьте себе, что вы скидываетесь с партнерами на строительство новой дороги, чтобы не ездить по платной, владелец которой начинает обвинять вас в том, что вы покушаетесь на его безопасность, и вообще тут никакая не экономика, а в чистом виде политика.

Разница ситуаций в том, что относительно попыток Газпрома полностью исключить Украину из схем продаж наталкивается на общеевропейский консенсус относительно необходимости сохранения украинского транзита, а в случае с Венгрией — это немного другое. Венгрия не Россия, и ее трудно обвинить в том, что она использует газ в качестве оружия против Украины.

Во всяком случае, трудно это будет сделать партнерам венгров по ЕС — со стороны Украины подобные обвинения уже звучат. Но что может сделать Незалежная (угрозу перекрытия «трубы» я по вышеуказанным причинам я пока не стал бы рассматривать)? Вон глава МИД Кулеба грозит «страшной местью», мол, отвечать Киев будет соответствующе, «потому что здесь не должно быть никакой жалости и никаких сочувствий». Ножкой потопают, кулачком потрясут, да слюной побрызгают?

Едва ли в случае обострения конфликта между членом ЕС и «цеевропой» Брюссель встает на сторону последней, даже несмотря на частые разногласия с Будапештом. Так можно и на новый «экзит» нарваться, аргументов у евроскептиков в Венгрии и без того предостаточно.

Украина, впрочем, уже заявила о возможности подачи жалобы в Еврокомиссию. И что? Чего сразу не в «Спортлото»?

На что жаловаться? Где тут нарушения со стороны Венгрии? Нету их! К тому же, как рассказал постпред РФ при Евросоюзе Владимир Чижов, Венгрия согласовала контракт с Газпромом с требованиями ЕК.

Кстати, в самой ЕК сообщили, что задача по оценке контракта лежит на властях Венгрии, которые сами должны понять, как соглашение с Россией повлияет на энергетическую безопасность страны, добавив, что долгосрочные контракты должны согласовываться с климатическими амбициями ЕС и его обязательством снизить выбросы парниковых газов на 55 процентов к 2030 году и достичь климатической нейтральности к 2050 году.

В общем, сняли с себя ответственность и дали понять Киеву, что попытки жаловаться не столько бессмысленны, сколько просто глупы и будут выглядеть смешно.

Украине остается только утереться: тягаться с членом ЕС на его территории — затея провальная изначально. Точно так же, как и пытаться что-то объяснить Будапешту про «посягательства на безопасность», «интересы Кремля» и т. д.

«Мы делаем так, чтобы в квартирах венгров было тепло зимой, это наше дело, это никакого отношения не имеет ни к каким межправительственным и смешанным комиссиям. Я прошу не путать, это разные вещи», — заявил министр иностранных дел и внешнеэкономических связей Венгрии Петер Сийярто.

В Венгрии просто умеют считать деньги. Условий коммерческого соглашения мы знать не можем, но, по словам Сийярто, цена в новом контракте с Газпромом привлекательнее даже той, которую Венгрия платила по контракту, заключенному еще в 1995. Министр подчеркнул, что венгерские потребители будут продолжать получать газ по одной из самых низких цен в Европе.

Киеву вообще бесполезно в чем-то пытаться убедить Будапешт. Особенно на фоне конфликта из-за «языкового закона», которого в Венгрии сочли дискриминирующим. При этом, между двумя странами не первый год сохраняется напряженность из-за того, что Венгрия активно раздает паспорта венграм в Закарпатье, что вызывает страшный гнев в Киеве. Но что может сделать Киев? Заплакать? Снова ножкой потопать?

Ах, да, после появления информации о новом контракте с «Газпромом» в украинском МИД устроили политический демарш, объявив о переносе пятого заседания межправительственной комиссии по вопросам экономического сотрудничества между Украиной и Венгрией, которое должно было пройти 29—30 сентября в Будапеште. Ну, прямо перемога!

Гораздо болезненнее на Украину может надавить сама Венгрия. И давит не первый год, блокируя инициативы по линии ЕС-Украина и НАТО-Украина. Членство в этих организациях Киеву и так не светит, а если бы и светило, Будапешт бы все равно этот «свет» погасил. Я уж не говорю, что у венгров есть и другие инструменты воздействия на киевские власти, через то же Закарпатье. При желании они там могут натворить такого, что «Русская весна» покажется цветочками.

Другой вопрос, что желание действовать радикально до тех пор, пока Киев не начнет откровенно гнобить венгерское меньшинство, у Будапешта не возникнет. Все же разговоры о «возвращении» Закарпатья — сегодня удел маргинальных политиков, хотя, надо понимать, что многие об этом думают, но не говорят вслух лишь пока Запад считает, что Украина должна существовать в нынешних границах как удобный антироссийский плацдарм. В этом Будапешт (как и Варшава, где тоже немало реваншистов) на конфликт с НАТО и ЕС не пойдет.

А вот через консенсус относительно необходимости сохранения украинского транзита он переступил легко. И делать ему это было даже приятно: тут и финансовая выгода, и возможность задеть Киев. Можно не сомневаться, что как только заработает СП-2 Венгрия будет в числе первых, кто пожелает получать оставшиеся 4,5 млрд куб. м именно по нему, навсегда забыв об украинской «трубе»

И тут кроется главная опасность для Украины, о которой и говорит Москаль. Венгрия — это самый натуральный прецедент, развязывающий руки другим.

«Я думаю, венгры — это первая ласточка. И дальше нам еще придется столкнуться с ситуацией, когда наш транзитный потенциал будет снижаться за счет того, что будут использоваться другие варианты, обходные газопроводы, в том числе „Северный поток — 2“, говорит руководитель украинского аналитического центра „Третий сектор“ Андрей Золотарев.

Просто венгры (как и поляки) в ЕС эдакие бузотеры, у них с Брюсселем постоянные конфликты по разным поводам, так что для них нарушение всяческих „консенсусов“ — дело привычное. У других стран Европы пространства для маневра», конечно, поменьше, но…

Повторюсь, речь идет о финансовой выгоде, а это согласитесь, веский аргумент, тем более — когда первый уже пошел. Пойдет второй, третий, а дальше может последовать «эффект домино».

Сегодня Украина бьет тревогу: беда пришла, откуда не ждали. Пока они самозабвенно боролись с «Северным потоком», «внезапно» оказалось, что есть еще и «Турецкий поток», по которому, помимо самой Турции газ с конца прошлого года уже получают Сербия и Болгария. В июле этого года был достроен маршрут транспортировки в Венгрию, что и позволило заключить контракт. В дальнейшем инфраструктуру планируется провести в Австрию через Словакию — ту самую Словакию, откуда Украина покупает реверсный газ. Выгодно ли будет словакам продолжать использовать украинский транзит, если появится источник дешевле? На Украину они, конечно, газ поставлять продолжат — это деньги. Только газ будет уже не реверсный, а значит — еще дороже, чем сейчас. Рынок…

А в дальнейшем планируется соединить трубу с перспективным газопроводом «Посейдон» в Грецию и Италию. Кроме того, рассматривается вариант использования «Газпромом» газопровода TAP, что вполне соответствует Третьему энергопакету, предусматривающему допуск третьих лиц для его наполнения. Забавно, но созданная Брюсселем норма для диверсификации покупок российского газа тут может сыграть в пользу Газпрома и против Украины.

Конечно, Украина в любом случае получать от российского концерна $ 1,2 млрд—$ 1,5 млрд в год за транзит 40 млрд кубометров, даже если «Газпром» будет сокращать этот транзит. Ведь действующий контракт построен по принципу «качай или плати». Но это все лишь до 2025-го года.

Дальнейшая судьба украинского транзита покрыта туманом. Сохраняются те две указанных мною выше причины, которые не позволяют сразу отказаться от украинской «трубы»: требования западного консенсуса и невозможность прокачки нужного объема газа по существующим маршрутам. Тем более что есть основания полагать — потребности Европы в газе будут расти, а значит без Украины пока никуда. Но для этого необязательно продлевать действующий контракт с обозначенными объемами. Можно заключить новый с куда более выгодными для Газпрома и менее выгодными для Киева условиями. Ну, или работать, как с Польшей, отказавшейся продлевать договор с Россией — выкупать нужные объемы на аукционе, конкуренции на котором по понятным причинам не будет.

Украина, конечно, может и тут встать в позу и заявить: все или ничего! Но, кажется, не в ее интересах так поступать.

Таким образом, главным препятствием для постепенного выведения Украины из схемы газоснабжения Европы остается пресловутый «консенсус», который 27 сентября с подписанием росийско-венгерского контракта, дал первую трещину.

Сегодня для европейцев на одну чашу весов ложатся стремление сохранить Украине способ заработка (в чистом виде политика) и растущая потребность в газе, за который мало кому охота переплачивать из-за лишних транзитных звеньев (чистая экономика). На фоне того, как цена на газ на европейском рынке пробивает уже не психологическую, а психическую (т.е близкую к панике) отметку в $ 1000 за кубометр, выбор уже не так очевиден. Прямой и долгосрочный контракт с Газпромом выглядит в разы более привлекательным, чем еще совсем недавно, когда европейские ПХГ ломились, и цена была минимальна.

Конечно, недруги России (в первую очередь все та же Украина) сегодня обвиняют нашу страну в искусственном завышении цен, но любому мало-мальски разбирающемуся в порядке ценообразования, ясно, что это не так. А если бы и было так, то есть цена, и с ней придется жить.

Конечно, есть общеевропейская установка на переход к «зеленой энергетике», и результаты выборов в Бундестаг показывают, что история эта не завершится с однозначным результатом и в ближайшее время. Но, как говорят в футболе — смотрите на табло. Вернее, на ценник. В Венгрии это поняли первыми. Значит, и другие будут думать: а что, так можно было?

На этом фоне истерики Украины уже едва ли могут тронуть. Энергобезопасность своей страны важнее. Скорее, наоборот: истерики Украины на этом фоне только раздражают и, в конечном счете, играют против Киева.

Украине давно следовало бы отказаться от политики шантажа, заняться созданием репутации надежного транзитера и найти деньги на модернизацию своей ГТС. Последнее, кстати, еще один фактор против нее — «труба» элементарно разваливается.

Один мой знакомый, занимающийся речными перевозками на стареньком, еще советской постройки катере, как-то жаловался, что его «уделывают» молодые конкуренты на гораздо более современных и надежных судах, предлагающие к тому же еще и более низкую цену. О том, чтобы модернизировать свой бизнес, как технически, так и в плане повышения инвестиционной привлекательности, он все эти годы не думал.

У меня возникает мысль, а не украинец ли он…

Источник