Андрей Фролов: «Наша аудитория — наше главное достояние»

0
50

Главный редактор «Business FM Челябинск» о том, почему настоящие радиожурналисты не бывают бывшими

Андрей Фролов: «Наша аудитория — наше главное достояние»

Радиостанции «Business FM Челябинск» (входит в медиахолдинг «Первый областной») 25 марта 2021 года исполняется десять лет. Круглую дату отметят десятичасовым марафоном в прямом эфире. В праздничную студию на дружеский разговор пригласят героев новостной повестки и экспертов. Накануне большого события мы побеседовали с главным редактором «Business FM Челябинск» Андреем Фроловым о том, как создавалось радио про бизнес в городе металлургов, почему подкасты и Clubhouse — временны, а радио будет всегда.

«Мы просто понимали, что это какой-то колхоз»

— «Business FM Челябинск» исполняется десять лет. Как все начиналось?

— Я точно помню дату, когда пришел в холдинг ОТВ. Это было 11 октября 2010 года. Я тогда отработал выборы в Заксобрание и ушел с ГТРК «Южный Урал». А там с перерывами трудился в течение 14 лет. Лет до 40 был «молодым перспективным журналистом». На радио ОТВ меня взяли редактором. Я это радио, признаюсь честно, не слушал никогда. Это была станция «во все стороны». Там крутили музыку от русского рока до фолка, ставили информационные и новостные программы. Причем эти передачи шли и на радио, и на телеканале. Мне нужно было поднять рейтинги и подтянуть информационное вещание.

Мы решили, что нужно что-то менять. Появилась идея сделать радио с более тяжелой музыкой, хоккеем, ориентироваться на мужскую аудиторию. Музыкальный редактор сопротивлялся, но понемногу добавлял новые жанры.

— Почему стали ориентироваться на мужскую аудиторию? Потому что эта аудитория считалась более платежеспособной?

— Мы просто искали свое место на рынке Челябинска. И эта ниша оказалась свободной.

— И как все-таки на базе музыкальной станции появилось «Business FM Челябинск»?

— В декабре меня вызвала директор, Светлана Яремчук, сказала, что будем запускать в Челябинске радио Business FM. Тогда эта инициатива могла исходить от одного человека — губернатора Михаила Юревича. Я был уверен, что этот формат не сработает. Шансон у нас хорошо заходит или какая-то тяжелая музыка — все-таки рабочий город. Мы заказывали социологические исследования. После этого я только утверждался в своем мнении.

Но раз первое лицо захотело, сделали все документы на смену лицензии, отправили в Москву. Параллельно готовили новостников и ведущих для работы в новом формате. Пришлось с некоторыми людьми расстаться, потому что они не подходили. Это была, с одной стороны, сумбурная, с другой стороны, очень интересная работа. Мы переформатировали радиостанцию за два месяца. При этом понимали, что, запуская Business FM, мы должны сохранить вещание для области. В стране Business FM вещает только в городах-миллионниках. Мы первыми подключили малые города — Миасс, Златоуст, Сатку. Можно ехать по М-5 и все время слушать Business FM.

25 марта 2011 года мы вышли с первым выпуском новостей. Этот день мы и считаем днем своего рождения. До этого в течение нескольких дней работали в стол — записывали и удаляли. Мы слышали московский Business FM и понимали, что то, что мы делаем, никуда не годится.

Андрей Фролов: «Наша аудитория — наше главное достояние»

— Синдром самозванца?

— Мы просто понимали, что это какой-то колхоз. Начали что-то переделывать, ведущих заставляли менять формат. Все-таки, когда ты читаешь новости на деловом радио, это должен быть определенный стиль подачи. Полгода выдавали в эфир только новости.

Первыми ведущими был ныне покойный Александр Тимков и Андрей Попков. Летом мы начали выпускать свои материалы. Мы их возили слушать в Москву. Нам говорили, что мы все делаем не так, но объясняли, как сделать правильно.

— Когда радио ОТВ исчезло из эфира и ему на смену пришло «Business FM Челябинск», были гневные звонки от слушателей? Как отреагировала ваша аудитория?

— Звонки были, но, к моему большому удивлению, слушатели в основном благосклонно отнеслись к нам. Некоторые, наоборот, звонили и говорили, что мы сделали классную радиостанцию, хвалили. А потом мы поняли, что наша радиостанция сделана не только для бизнеса, это радио для активных горожан, которые хотят быть в курсе событий.

Есть исследования, что у нас мужская аудитория. Это люди 30—50 лет с высшим образованием, со средним и более высоким уровнем доходов. Наша аудитория — наша главная заслуга и достояние. Это люди, которые остаются в Челябинске, развивают здесь свой бизнес, беспокоятся о городской среде, заботятся о семье и родителях, слушают радио.

Мы стараемся давать нашим слушателям полную картину мира. Например, когда в стране начались серьезные политические процессы, когда были выборы в Госдуму в 2011 году, когда была Болотная площадь, дошло до того, что один из мэров городов попросил выключить Business FM на несколько месяцев, чтобы не будоражить народ. Это было сделано. Но в Челябинске Business FM вещал без остановки.

— У вас франшиза федерального Business FM. Московские коллеги строго следят за тем, чтобы соблюдался формат?

— Мы, когда начинали, несколько раз ездили в Москву. Для нас это был большой опыт обучения тому, как работает механизм информационного радио. Там только в редакции работают больше ста человек, у нас сейчас — 18. У Business FM есть подробно прописанные стандарты работы, и мы им научились следовать. Кроме того, мы иногда работаем как корпункт. Если, например, случается какая-то резонансная тема в городе или области, мы готовим сюжеты и прямые репортажи для московских эфиров.

Андрей Фролов: «Наша аудитория — наше главное достояние»

— В Челябинске Business FM — радио с правительственным участием. Как редакционная политика отличается от федеральной повестки?

— Наш учредитель — Министерство промышленности региона, фактически правительство Челябинской области. Соответственно, мы получаем заказ на информационное сопровождение работы властей. Мы выстраиваем свою редакционную политику так, чтобы рассказывать о деятельности власти и о процессах, которые  эта власть запускает. В то же время мы понимаем, что наша аудитория требует и информацию от других сторон, которые участвуют в этих процессах. И мы стараемся ее давать, иначе аудитория нас не будет слушать. Наша задача — найти баланс между тем, что мы делаем для правительства и для бизнеса. И сделать так, чтобы это было интересно нашим слушателям.

«Радийщики немного чокнутые»

— Уже через три года работы, в 2014 году, «Business FM Челябинск» признали лучшей радиостанцией в стране. Как вам это удалось?

— Я люблю конкурсы и фестивали, когда есть возможность обсудить свои и чужие работы. В процессе я понимаю, что делаю правильно, а что нет. Да, у нас есть формат, в рамках которого мы работаем, но есть нюансы, которые замыливаются, когда долго делаешь одно и то же. За всем не угонишься, но надо стараться делать свою работу максимально хорошо. Когда мы только начали работать и стали отправлять работы на конкурсы, то даже в короткие списки не проходили с нашими новостями. Были вопросы и по подаче ведущих, и по контенту.

Потом мы стали с гордостью отправлять наши сюжеты на конкурсы, проходили в региональные этапы. При этом в течение несколько лет коллеги нас просто не воспринимали. Мы поняли, что и как нужно делать, начали отправлять такие работы, чтобы было понятно, что мы хотим сказать. В 2014-м мы выиграли федеральный конкурс «Вместе Радио». Это очень ценно, когда коллеги с конкурирующих радиостанций говорят, что ты сделал достойный продукт.

Но когда твои коллеги, подчиненные растут профессионально и видят высокую оценку своей работы, у них появляются другие перспективы. Люди начинают искать новые возможности. Я когда приезжаю в Москву, у меня там уже отдельная редакция из журналистов, которые уехали. Кто-то уже меня переплюнул по уровню зарплаты и должности. Я за них очень рад. Очень тяжело, когда сразу несколько человек уезжают, легче, когда по одному. Но все равно каждое расставание через себя пропускаешь. При мне они выросли от практикантов до редакторов, а потом уехали в Москву.

Андрей Фролов: «Наша аудитория — наше главное достояние»

— Есть профессиональная ревность?

— Это не ревность. Это легкая грусть. У меня за десять лет четыре состава сменилось. Все, кто уехал, сами заслужили новую жизнь, но моя частичка тоже в этом есть. Что-то я им дал, что-то я от них получил, в жизни это нам помогает.

Ревность бывает немного другого рода, когда ты понимаешь, что кто-то из твоих коллег сделал что-то лучше, чем ты. Ты тоже мог бы так сделать, но не сделал, потому что что-то тебе помешало. Либо это какие-то не зависящие от тебя причины, либо это твоя лень. Это нормально. Если не будет конкуренции, мы превратимся в радиостанции, которые будут работать не для аудитории, а для того, чтобы забить эфир и не вызвать гнева начальства.

— Знаю, что радио для многих журналистов — своего рода зависимость, сложно уйти в другие сферы, если ты искренне любишь эфир. Из тех, кто уехал, кто-то остался в радиожурналистике?

— Журналисты почти все, на радио сейчас никто не работает. Радийщики действительно немного чокнутые, им нравится быть радийщиками. Но это можно говорить о радийщиках старой формации. Сейчас коллеги более мультимедийные.

Я тоже работал в разных местах. Но я всегда возвращался на радио. Это плохо. Забери у меня радио, я не знаю, что я буду делать. Я не пишущий человек. Я привык к формату короткой новости, «дышу эфиром». Я, конечно, не останусь без работы. Я могу быть редактором, менеджером, даже диплом есть, и не один, могу налаживать процессы в медиа, но без радио моя жизнь будет другой.

Андрей Фролов: «Наша аудитория — наше главное достояние»

— Как журналистика на радио отличается от телевизионной, печатной прессы, интернет-изданий? Для журналиста важнее голос и дикция или грамотность, способность собирать и анализировать информацию?

— Радийный журналист. Два слова и два навыка. Первый — подача, второе — работа с информацией. Они одинаково важны. Даже на информационном радио нужны эмоции, нужно интонирование. Конечно, они не такие яркие, как на развлекательном радио, но они должны быть. Я всегда говорю начинающим журналистам, что нужно научиться произносить текст правильно и четко, а потом нужно научиться говорить интересно, так, чтобы аудитория вас хотела слушать. Обе эти составляющие важны.

«Информационную станцию нельзя заменить ничем»

— Радио считается консервативным медиа. Вы согласны с этим тезисом? Есть ли у радио будущее? Уйдет ли оно в интернет?

— Я думаю, что радио будет всегда, несмотря на мультимедийность. Даже если радио уйдет в интернет, это все равно будет радио. Сейчас мы наблюдаем за третьей волной роста популярности подкастов. На Западе они давно популярны, в России их активно раскручивают. Но это отдельный жанр, его нужно по-особому делать и продвигать.

Трансформация радио происходит давно. Мы застали кардинальную трансформацию среды, в которой вещает радио. Раньше мы были на проводах, потом появилось УКВ-вещание, в 90-х годах УКВ было забито радиостанциями. Потом все перетекли на FM, потому что у нас появились FM-приемники. Уже давно канули в лету СВ, КВ. Хотя до сих пор проводятся соревнования радиолюбителей. Наши спортсмены, кстати, побеждают на международных соревнованиях. На Западе радио уходит в цифровое вещание. У нас пока это обсуждается, но никуда не уходит. Думаю, когда будет 5G и 6G, все уйдет в интернет-вещание. Мощность потока будет такая, что ты сможешь любое видео смотреть в высоком качестве, не говоря про аудио.

Любую музыкальную станцию ты можешь заменить Spotify или можешь создать свой плейлист. А информационную станцию нельзя заменить ничем — кто тебе этот контент создаст? Ты будешь все равно потреблять то, что создала редакция, радиожурналист. Информационное радио точно не умрет, оно будет трансформироваться, чтобы быть удобным для потребления. Ты можешь ехать в машине и слушать новости.

— А если появятся автомобили-беспилотники, ты сможешь сидеть со смартфоном в руках, пока едешь…

— Еще лучше — можешь закрыть глаза, дремать и слушать радио.

— Специально для вас ведь запустили соцсеть Clubhouse. Планируете создать свою комнату?

— У меня айфона нет. Мне кажется, это мода, которая очень быстро пройдет. Они создали мощный хайп, потом, наверное, продадут его за большие деньги. Это классный формат, потому что площадка позволяет делать свои дела и слушать кого-то. Когда они придут в Android, наверное, я попробую.

— У «Business FM Челябинск» есть задача быть коммерчески успешной радиостанцией, привлекать рекламодателей?

— Такая задача есть, и мы это делаем. Продажа рекламы на радио — это отдельный жанр продаж. У нас есть постоянные заказчики. Мы готовы давать им лучшую аудиторию. Это самая образованная, самая интеллектуальная, самая платежеспособная аудитория. Из-за коронавируса, конечно, сильно проседали. Мы два с половиной месяца вещали из дома, делали новости с телефонов. Но потом мне люди звонили и благодарили, что мы продолжаем работать.

Мы не можем висеть на бюджете и делаем так, чтобы наши доходы приближались к расходам. С точки зрения рентабельности радио — это не самый прибыльный вид бизнеса. Но мы стараемся.

— Как думаете, кризис миновал?

— Кризис, конечно, не миновал. Сейчас будут возникать серьезные отложенные проблемы. Предпринимателям нужно будет возвращать государственные средства, которые они брали в качестве мер поддержки. Будет серьезное переформатирование рынка. Например, предприниматели, которые наладили работу на маркетплейсах ,могут этому радоваться, но скоро уже эти площадки начнут диктовать свои условия бизнесу. Так что сейчас надо держать ухо востро. Мы следим за всеми этими тенденциями в экономике, чтобы рассказывать нашим слушателям. Предприниматели это на своей шкуре переживают, а мы стараемся говорить об этом, чтобы люди знали и чтобы правительство знало о проблемах бизнеса.

«Первый опыт на радио был ужасным»

— Как мы выяснили, вы тот самый фанат радио. Как к этому приходят? 

— Я металлург по образованию. Но из-за сильной аллергии не смог работать на предприятии, хотя меня звали и рисовали хорошие перспективы. Я пошел учиться на страхового агента. И в 1994 году увидел вакансию менеджера по рекламе на радио «АП-волна». Она вещала на частоте «Интерволны». И тут я купил журнал «Америка», увидел там статью о работе американского радио и загорелся этой идеей. Я пришел туда, начал работать рекламным агентом. У меня было десять заказчиков, и я ни копейки не получил. Зато меня взяли в информационный отдел корреспондентом.

Мы были первыми, кто озвучивал курс доллара в Челябинске. Я звонил в банки, узнавал цифры. Потом какие-то ушлые ребята догадались распечатывать все это на листочках и продавать в «Роспечати». Это радио существовало недолго. Меня позвали работать в пресс-службу администрации. Тогда был мэр Тарасов и его пресс-секретарем был Леонид Григорьев, бывший радийщик. Потом через два года я устроился работать на радио ГТРК «Южный Урал» корреспондентом и ведущим программ. Вел тематические и информационные программы.

Тогда все только начиналось. Можно было пойти и самому открыть радиостанцию. Сначала была «Интерволна», появилось «Радио Z», Ройзман открыл «Континенталь». У нас вообще был развитый рынок радиовещания в городе. Было много классных ведущих, которые потом уехали работать в Москву и в Екатеринбург.

Андрей Фролов: «Наша аудитория — наше главное достояние»

— Ваш первый опыт выхода в эфир, каким он был?

— Первый мой эфир был ужасным. У нас проспал ведущий, и курсы валют, которые я подготовил, мне нужно было прочитать в эфире. У меня дрожали коленки и стучали зубы. Я прочитал. Ведущий приехал, сказал, что это был позор. Я не умел говорить, как нужно. Был и уральский говор, и не было никакой артикуляции, была куча проблем с дыханием. Я за свой счет потом нанимал педагога, ездил заниматься техникой речи, делал упражнения, учился дышать, артикулировать, интонировать. Я почти год занимался. Без этого никак.

— А молодых корреспондентов своих учите?

— Когда время есть, учу. Конечно, этот информационный конвейер требует определенной подготовки. Я понимаю, что что-то я могу дать, а что-то человек уже должен уметь. Могу отформатировать, подсказать, отредактировать материал. Часто бывает, к сожалению, — тратишь время и понимаешь, что ничего не получается. Расстаемся, и я очень надеюсь, что то, что я дал человеку, он сможет использовать в другом месте.

Многим не нравится, что на радио много женских голосов. Но из-за не самой высокой зарплаты мужчины не очень охотно идут работать на радио. С другой стороны, женщины более эмоциональны. С точки зрения подачи женщины больше могут «сыграть».

Иногда я сам сажусь в эфир. Это должно быть, потому что ты не можешь быть только редактором, иначе потихоньку из профессии уходишь и уже сам ничего не умеешь в эфире.

— Больше нравится работать в прямом эфире или в записи?

— Мне очень нравится работать в прямом эфире. Это работа для лентяев. Подготовился, информацию собрал, пообщался с человеком. В записи ты стараешься, чтобы все лучше звучало — больше обработки, монтажа, что-то дополнительно записываешь. На «Business FM Челябинск» сейчас вещаем только в записи. Но мы работаем что называется «с колес»: начитали — выдали. Сейчас это информационный конвейер с минимальным монтажом.

— Марафон 25 марта ко дню рождения будет в прямом эфире или в записи?

— В прямом эфире. Но это, конечно, тяжело морально и физически, потому что большая ответственность. Так как пандемия никуда не делась, мы не будем проводить пышных торжеств, концертов и фуршетов. Мы сделаем радиомарафон для наших слушателей. Пригласим известных людей, которым есть что сказать «Business FM Челябинск». Они были с нами вместе на протяжении десяти лет, они могут выразить свое отношение к журналистике, к радиовещанию, к тем процессам, которые происходят в общества.

Для нас это большая дата, подведение итогов, мы должны посмотреть, что мы сделали, куда нам двигаться дальше. Наши коллеги с телевидения это покажут, на сайте и в соцсетях люди все услышат и увидят. С восьми утра до восьми вечера будет десять включений в течение дня.

Мы не планируем останавливаться на красивой цифре — десять лет. Я думаю, «Business FM Челябинск» как минимум десять лет только в FM просуществует. И я уверен, что, когда будут открываться новые среды вещания, мы придем туда со своим продуктом, мы уже там. Но пока наши главные цифры 100,8 FM.